Депортация украинцев в 1944-1951 годы

25.04.2021

В сентябре 2021 исполнится 77 лет с того момента как происходит депортация из Украины жителей Лемковщины, Надсяння, Холмщины, Южного Подляшья, Любачивщины, Западной Бойкивщини и других регионов.

Воспоминания очевидцев депортации

Галина Конопиньська, переселена из села Зимняя Вода возле Львова. «… Начали поступать вести, что Львов не будет принадлежать Польше, ведь границы была передвинута. Надо было выбирать: или подписывать гражданство СССР и оставаться во Львове, или польское гражданство и эвакуация. Через три дня стояния в очереди в польском посольстве я получила эвакуационную карточку. Срок выезда: 15 августа 1945, вагон № 12. В Зимней Воде у нас была вилла с большим садом <…>. 15 августа погрузили на телегу посуду и прочую мелочь и отправились на станцию, где мы стояли три дня <…> днем ​​и ночью, в хорошую погоду и в непогоду под открытым небом. Наконец, через три дня поезд тронулся. <…> Началось путешествие в неведомое. В условиях, которые никому и не снились вагон разделен на 4 семьи, без туалета и воды. Перед каждым семафором поезд останавливался и стоял очень долго, целый день, а то и больше. <…> Как-то я робко подошла к одному из украинских вагонов и когда доили коров, я попросила продать мне чашку молока. Вместо молока на меня посыпались оскорбительные прозвища по поводу моей польскости и враждебные взгляды. Позже я уже даже не смотрела в их сторону, а когда украинка спросила меня, не знаю, где можно набрать воды, я ответила, что не понимаю, хотя я прибыла на станцию ​​раньше и знала, где была вода. Это было некрасиво, но я должна была иметь какую-то компенсацию … «

Из архива Фонда «Карта» (Варшава, Польша)

Александр Боровик, 1936 года, переселен из села Городиславичи

«… Из станции нашу семью привезли на Арби в село Грозное Красноармейского района Запорожской области. В это село не попала ни одна семья из переселенных. В селе много было сожженных домов, люди жили в землянках, голодали. Нас поместили в полуразрушенном бараке. Масла не было, приходилось собирать перекати-поле, различный мусор и тем отапливать жилье. <…> Корова была нашим спасением от голода. Местным жителям давали остатки молока в обмен на корм корове или на какой килограмм крупы. <…> Нас обзывали поляками и смеялись, как только могли. <…> В Запорожской области мы попробовали всего: холода, голода, унижений, надругательства. <…> К большому сожалению, и здесь в западных областях часто приходилось слышать оскорбления в адрес переселенцев. Слово «переселенец» произносилось с негативным оттенком, у него вкладывалось понятие неполноценности, а это отнюдь не соответствовало действительности «.

Из книги «Западные земли Украины конца 30-х — начале 50-х гг.: Документы, материалы, воспоминания». — Институт украиноведения имени Крипякевича НАН Украины.

Михаил Боцула, 1928 года, переселен из села Нагирчаны (Надсянье)

«Мы не переселенцы, мы — изгнанники. Помню, осеннего сентябрьского утра 1945 года в наше село Нагирчаны <…> вошла большая группа польских солдат <…> и дали команду: «За 20 минут жеби вас здесь не било» В селе поднялся крик, крик, плач. Транспорта нам никто не дал. Кто имел лошадей, то сложил себе, что мог, на телегу и поехал на станцию ​​Бакунчици в Перемышле. И кто не имел лошадей — брал узлы на плечи, детей, корову на шнурок и тащился на станцию ​​пешком, оставив все в хижине, в сарае и на поле. Назад дороги нам не было. <…> Мы прибыли на станцию ​​Бакунчици в Перемышле: больше никто в село не возвращался, потому что полиция и солдаты не пускали. Ждали эшелон улице под дождем, в холоде и в голоде, потому что нельзя было сварить пищу даже для маленьких детей. Поместили в вагон четыре семьи. Вагоны были довоенные, малы. <…> Выгрузили на станции Комарно. Люди разошлись по ближним селам искать себе жилища и пристанища. <…> Однако в селе свободных домов не было: еще не выехали из него поляки. Мы целый месяц жили вместе с польской семьей … «

По книге «Западные земли Украины конца 30-х — начале 50-х гг .: Документы, материалы, воспоминания».