Ловкие аферисты, или мошенничество по-провинциальному

Мостиский уезд в сюжетах об аферистах (последняя четверть XIX – первая треть ХХ ст.)
Жертвами разного толка мошенников в провинции становились чаще всего малообразованные и наивные крестьяне, а также искавшие прибыли на дурака. Доверчивость крестьян, казалось, не имела края. Так, в конце 1933 года в польской прессе появилось сообщение о том, как в одном из уездов Львовского воеводства крестьяне поспешили воспользоваться «акцией» по случаю женитьбы дочери Пилсудского. Кто-то пустил известие, что в тот день можно будет за злотый купить литру водки, а за 20 денег – пачку пшеднего. Сделать это мог тот, кто имел вид от общественного (гминного) правительства. В прессе отмечали, что в тот день общественные правительства не могли отбиться от желающих по дешевке приобрести водку и табак – тысячи людей двинули со всех сторон в уездный город получить их на чепуху. Только там убедились, что их обманули. Польские журналы ехидничали, что украинцы заявляют, как зарекаются пьянствовать и курить, а за дурой побежали бы и на край света.

Ничего необычного нет в том, что в галицкой печати с последней четверти XIX в., особенно в межвоенное время, известий о мошеннических «подвигах» очень много. Аферисты «гастролировали», часто посещая торги и рынки. Многообещающей была роль «агента», решавшего те или иные вопросы. Обзор прессы того времени показывает, что для аферистов Мостищина была прибыльным уездом.

Эдгар Аллан По, пишущий о чертах, присущих мошенникам, отмечал, что «мошенник – это большой оригинал. Идеи у него – собственные. Пользоваться чужими – ниже его достоинства». Конечно, не все обвинения в мошенничестве касались профессиональных аферистов. В статистике преступности Мостиского уезда 1928 и 1929 гг. зафиксировано 4214 и 5358 преступлений. Случаев мошенничества было 115 и 125 соответственно. В прессе фиксировали собственно оригинальные выдумки дураков, или те проделки, которые случались на определенной территории регулярно.

Панорама из Мостиска, 1904 г.

Торги и ярмарки были удачным местом для мошенников – крестьянин, продававший или покупавший, имел наличные деньги. В 1875 году в прессе появилось сообщение о мошеннике, активно «работавшем» в Мостиском и Перемышльском уездах. 25 февраля, во время ярмарки в Мостисках, к Насте Купяковой, продавшей пару волов за 100 зл., подошел незнакомый ей еврей. Он выдал себя за шурина арендатора из ее деревни. После недолгого любезного разговора с крестьянкой, аферист призвал ее пойти в кабак. В ходе беседы за рюмкой, не сразу, он попросил Купякову, чтобы та, ссылаясь на его имя, предостерегла арендатора, что в обращении ходят фальшивые банкноты по 50 и 100 зл. Их узнать, будто, можно из того, что у них нет штемпля. Такая новость обеспокоила крестьянку – она получила свои деньги, полученные от продажи волов, чтобы убедиться, есть ли на них штемпель. Еврей взял банкноту в свои руки, осмотрел ее взглядом знатока и вернул Купяковой, заверив, что эта «сотка» хороша. Сразу после этого еврей покинул кабак. Купяческой это показалось подозрительным, поэтому она снова вытащила свою банкноту, чтобы посмотреть на нее, и увидела, что вместо купюры держит в руках незаполненный вексель. Тот же мошенник (если опираться на описание Настки Купяковой) подобным образом 12 февраля на торге в Перемышле у крестьянина из Стари выдурил банкноту в 50 зл.³

Торговица в Мостиске, открытка 1906 года.
На наивных крестьян аферисты особенно охотились на торгах в крупных городах. В октябре 1930 г. в прессе сообщали о некоем Стефане Теодорце из Болянович, которого во Львове на улице Резницкой (Rzeźnicka, ныне – ул. Наливайко) встретили двое махеров. Они предложили крестьянину приобрести 40 зл. два золотых кольца. Причем дали тому знать об их не совсем легальном происхождении. После транзакции проходимцы поспешили скрыться. Наивный Теодорец недолго радовался покупке – первый же золотарь, к которому он поступил, чтобы оценить «золото», сказал ему, что это только медь.

Дурисвитов по ярмаркам и торгам всегда хватало. Однако в печати их записывают сравнительно нечасто. Куда больше сообщений о мошенниках, предлагавших услуги по решению определенных вопросов. Так, в октябре 1907 г. в Мостиске полиция зафиксировала случаи ассентерунковых (призывных) взяток. Как читаем в прессе, 23 октября некий «антимилитарист» из Мостиск, чтобы его не сочли годным («tauglich»), дал ловкому агенту 600 корон за освобождение из войска. Аферист деньги взял, однако по осторожности не решился предложить комиссии союз. Следовательно, ожидал, что комиссия решит. Дело провалилось – полиции не слишком ловкого мошенника выказал его конкурент. Жандармам он признался, что взял деньги за заботу (za fatygę). С этой «фатигой» полиция отправила его в суд. В сообщении отметили, что многие мещане, надеясь получить освобождение от военной службы, доверяют таким мошенникам. Те же берут разные суммы как за увольнение. Схема работает так – если клиент оказывается уволенным (befreit), то деньги агент оставляет себе за работу. Если же его признают годным, то деньги такой дурак не спешит возвращать. Все решала комиссия, а агенты зарабатывали на страхе и глупости призывников.

В 1918 году в прессе сообщали о фальшивом коменданте дворца в Судебной Вишне. В начале мая военные власти арестовали некоего Мрака, который умело используя фальшивые документы и телеграммы, якобы происходившие от начальства военной власти, сумел получить должность коменданта железнодорожной станции в Судовой Вишне. Аферист додумался до того, что ездил по железной дороге и делал ревизии в вагонах, конфисковывая провиант. Такая райзовка не могла долго оставаться незамеченной. В ходе следствия выяснилось, что ревизор и комендант дворца из Судебной Вишни – одно и то же лицо. Жандармы, которые начали следить за «ревизором», обнаружили, что тот регулярно менял направление. Следы следы все равно вели в Судебную Вишню.

Share

Похожее

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.