Оценка недвижимости занижена – законно ли ГФС требует признания сделок недействительными?

Каждый год бизнес поражают новации от налоговых органов относительно нарушений налогового законодательства и соответствующего доначисления налоговых обязательств. И этот год не стал исключением, так что знакомимся с новым творческим подходом фискалов к налогообложению операций по реализации недвижимого имущества.

Обязательность проведения оценки недвижимого имущества при его продаже определена:

  • п.172.4 ст.172 Налогового кодекса, Законом «Об оценке имущества, имущественных прав и профессиональной оценочной деятельности»,
  • Порядком совершения нотариальных действий нотариусами
  • рядом подзаконных нормативно- правовых актов, регламентирующих порядок осуществления оценки недвижимого имущества и профессиональной оценочной деятельности.

В чем проблема при наличии четкого механизма определения базы и объекта налогообложения при реализации недвижимого имущества?

Речь идет именно о возможном занижении оценочной стоимости объекта недвижимого имущества при его продаже, ответственность за что ГФС «в духе традиций» пытается возложить на продавца в качестве носителя основной налоговой нагрузки по сделке по отчуждению недвижимого имущества.

оценка квартиры для опеки

И, конечно, налогоплательщику интересно, какое же отношение к этой «проблематике» имеет он сам и ДФС в целом?

По большому счету – действительно никакого. Ведь, например, налогоплательщик – продавец имущества не имеет никакого отношения к субъекту оценочной деятельности, кроме заключенного договора о предоставлении услуг, оценка квартиры для опеки, среди существенных условий которой отсутствуют какие-либо параметры относительно пределов стоимости объекта недвижимого имущества, оценка которого осуществляется субъ оценочной деятельности, и в отношении которого стороны должны прийти к согласию.

Поэтому вновь возвращаемся к известному всем, в том числе и ГФС, тезису из Конституции об индивидуальности юридической ответственности (статья 61), подкрепленной многочисленными решениями Европейского суда по правам человека.

То есть, в случае даже допущенных нарушений субъектом оценочной деятельности должна наступать ответственность, определенная законом именно для этого субъекта, а не для продавца по сделке об отчуждении недвижимого имущества (налогоплательщика), добросовестно уплатившего налог в соответствии с полученным выводом об оценке , который на момент его получения надлежащим образом оформлен, зарегистрирован и принят нотариусом при заключении договора.

К тому же мнения ГФС без ответной реакции регулятора субъектов оценочной деятельности (ФГИУ) носят надуманный характер и просто не могут служить основанием для доначисления денежных обязательств налогоплательщикам.

оценка квартиры для опеки

Интересными же должны быть и выводы ФГИУ по этому поводу, ведь объекты, оценку которых проводят субъекты оценочной деятельности, различаются между собой, а именно находятся в разных домах, которые построены из разных материалов, в разных территориальных единицах, на разных этажах, подъездах и т.д. Кроме того, и другие факторы влияют на стоимость таких объектов, поэтому, если субъект оценочной деятельности действовал в соответствии с методикой, вывод о осуществлении недостоверной оценки того или иного объекта просто не понятен.

Если говорить о признании сделок по отчуждению недвижимого имущества недействительными по искам ГФС, то действительно – такие полномочия ГФС предоставлены ст.20 Налогового кодекса. Однако, как уже отмечалось выше, по моему мнению, совершенно неправомерно связывать нарушения субъекта оценочной деятельности, допущенные при осуществлении оценки, с заключенной между сторонами сделкой, так как в момент ее заключения они действовали на основании разработанной оценки, которая была действующей , надлежащим образом зарегистрированным, и оба преследовали цель наступления правовых последствий.

Share

Похожее

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.