Россия – это фашистское государство. Если Украина не победит, нас ожидают десятилетия тьмы – Тимоти Снайдер

Нам всем надо сказать это вслух и признать: Россия – это фашистское государство, а реальная идеология – фашизм. Профессор Йельского университета Тимоти Снайдер в своей колонке The New York Times объясняет на конкретных примерах, почему Россия полностью отвечает всем научным критериям такого государства. «Тексты» перевели этот материал с небольшими сокращениями.

Фашизм никогда не был повержен как идея

Поскольку это культ иррациональности и насилия, его нельзя было уничтожить как довод: пока нацистская Германия казалась сильной, европейцы и другие имели искушение к нему присоединиться. Лишь на полях сражений Второй мировой войны фашизм потерпел поражение. Теперь он вернулся — и в этот раз страной, ведущей фашистскую разрушительную войну, есть Россия. Если Россия победит, фашисты всего мира радуются.

Мы ошибаемся, ограничивая наши страхи перед фашизмом определенным образом Гитлера и Холокоста. Фашизм был итальянским по происхождению, популярным в Румынии — где фашистами были православные христиане, мечтавшие о очищающем насилии — и имел поклонников во всей Европе (и Америке). Во всех его разновидностях речь шла о торжестве воли над разумом.

Поэтому ему невозможно дать полностью исчерпывающее определение. Люди расходятся, часто резко, по поводу того, что такое фашизм. Но сегодняшняя Россия соответствует большинству критериев, обычно применяемых учеными.

  • Есть культ вокруг единственного лидера Владимира Путина.
  • Есть культ мертвых, организованный вокруг Второй мировой войны.
  • И есть миф о прошлом золотом веке имперского величия, который должен быть восстановлен войной из-за исцеляющего насилия — убийственной войной против Украины.

Украина не в первый раз становится объектом фашистской войны. Завоевание страны было главной целью войны Гитлера в 1941 году. Гитлер считал, что Советский Союз, тогда руководивший Украиной, был еврейским государством: он планировал заменить Советскую власть своей собственной и претендовать на плодородные сельскохозяйственные земли Украины. Советский Союз утомился бы голодом, а Германия стала бы империей. Он представлял, что это будет легко, потому что Советский Союз, по его мнению, был искусственным образованием, а украинцы колонизированным народом.

Сходство с войной Путина поражает. Кремль определяет Украину как искусственное государство, еврейский президент которого доказывает, что оно не может быть настоящим. После ликвидации немногочисленной элиты, как предполагалось, народные массы с радостью примут русское владычество. Сегодня именно Россия отказывает миру в украинской еде, угрожая голодом на глобальном юге.

Многие колеблются, считать ли сегодняшнюю Россию фашистской, потому что сталинский Советский Союз определил себя как антифашистское государство. Но использование этой формулировки не помогло определить, что такое фашизм — и это более чем запутывает сегодня. С помощью американских, британских и других союзников, Советский Союз победил нацистскую Германию и ее союзников в 1945 году. Однако его оппозиция фашизма была непоследовательной.

До прихода Гитлера к власти в 1933 году Советский Союз относился к фашистам как еще к одной форме капиталистического врага. Коммунистические партии Европы должны были относиться ко всем остальным партиям как к врагу. Эта политика фактически способствовала восхождению Гитлера: хотя они численно превалировали нацистов, немецкие коммунисты и социалисты не могли сотрудничать. После этого фиаско Сталин скорректировал свою политику, требуя от европейских коммунистических партий создать коалицию для блокирования фашистов.

Это длилось недолго. В 1939 году Советский Союз присоединился к нацистской Германии как фактический союзник, и оба государства вместе вторглись в Польшу. Нацистские речи перепечатывались в советской печати, и нацистские офицеры увлекались советской эффективностью массовых депортаций. Но сегодня россияне не говорят об этом факте, поскольку новые законы делают это преступлением. Вторая мировая война является элементом исторического мифа Путина о невиновности и утраченном величии России — Россия должна иметь монополию на жертвы и победу.

О базовом факте, что Сталин повлек за собой Вторую мировую войну, вступив в союз с Гитлером, нельзя ни говорить, ни даже думать.

Гибкость Сталина по поводу фашизма является ключом к пониманию России сегодня. При Сталине к фашизму сначала всем было безразлично, потом он стал плохим, потом все было хорошо, пока Гитлер не изменил Сталину и Германия не вторглась в Советский Союз — тогда все опять стало плохо.

Но никто никогда не определил, что это значит. Это была коробка, в которую можно было положить что угодно. Коммунистов чистили так же, как фашистов на показательных процессах. Во время «холодной войны» американцы и британцы стали фашистами. И антифашизм не помешал Сталину атаковать евреев во время его последней чистки, а его преемникам смешивать Израиль с нацистской Германией.

Культ буквы Z как новой свастики тяжело отрицать

Русский антифашизм, другими словами, был политикой «и вашим и нашим». Это не ответ фашизма. Ведь фашистская политика начинается, как говорил нацистский мыслитель Карл Шмитт, с определения врага. То же самое сделал и советский антифашизм. По сути, фашизм вернулся в Россию, просто сделал это через заднюю дверь.

В России 21 века «антифашизм» всего лишь предоставил возможность российскому лидеру определять национальных врагов. Настоящим русским фашистам, таким как Александр Дугин и Александр Проханов, уделяли эфирное время в СМИ. Сам же Путин опирается на творчество межвоенного русского фашиста Ивана Ильина. Для президента «фашист» или «нацист» — просто тот, кто противостоит ему или его плану уничтожения Украины. Украинцы – «нацисты», потому что не признают, что они русские, и сопротивляются.

Путешественнику во времени с 1930-х годов не составит труда определить режим Путина как фашистский. Символ Z, митинги, пропаганда, война как очистительный акт насилия и ямы смерти вокруг украинских городов – это очень понятно. Война против Украины – это не только возвращение к традиционному фашистскому полю боя, но и возвращение к традиционному фашистскому языку и практикам. Другие народы там нужны только для колонизации. Россия невинна из-за своего древнего прошлого. Существование Украины – это международный сговор. Война – это ответ [на эту несправедливость].

Поскольку Путин говорит о фашистах как о враге, нам может быть трудно понять, что он может быть фашистом. Но в войне России против Украины «нацист» просто означает «недочеловеческий враг» — кто-то, кого россияне имеют право убить. Язык вражды, направленный против украинцев, облегчает их убийство, как мы видим в Буче, Мариуполе и во всех частях Украины, которые были под российской оккупацией. Братские могилы — это не случайность войны, а ожидаемое следствие фашистской войны на разрушение.

Когда фашисты называют «фашистами» других людей — это и есть фашизм, доведенный до своей нелогической крайности как культ безрассудства. Называть других фашистами, являясь фашистом, является основной путинистской практикой. Джейсон Стэнли, американский философ, называет это «взрывной пропагандой». Я назвал это «шизофашизмом». У украинцев самая элегантная формулировка. Они называют это «рашизмом».

Сегодня мы понимаем о фашизме больше, чем в 30-х годах. Теперь мы знаем, куда это привело. Мы должны признать фашизм, потому что тогда будем знать, с чем имеем дело. Но распознать это не значит откатить назад.

Фашизм — это не дискуссионная позиция, а вытекающий из вымысла культ воли. Речь идет о мистике человека, который исцеляет мир насилием, и он будет поддерживаться пропагандой до конца. Это можно преодолеть только демонстрацией слабости лидера. Фашистского лидера нужно победить, а значит, те, кто против фашизма, должны сделать все необходимое, чтобы победить его. Только тогда мифы рушатся.

Как и в 1930-х годах, как только демократия по всему миру начала ослабляться, фашисты сделали свой ход и начали войну со своими соседями. Если Россия победит в Украине, это будет не просто уничтожение демократии силой, хотя это тоже очень плохо. Это будет деморализация демократий во всем мире. Еще до войны друзья России – Марин Ле Пен, Виктор Орбан, Такер Карлсон – были врагами демократии. Победы фашистов на поле битвы подтвердят, что прав тот, кто сильнее, что причина у проигравших, что демократии должны потерпеть неудачу.

Если бы Украина не сопротивлялась, это была бы темная весна для демократий всего мира. Если Украина не победит, нас ждут десятилетия тьмы.

Share

Похожее

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.